Ваши ожидания – ваши проблемы!

Аналитический Дайджест. Выпуск 6 2019

Эта фраза бывшего капитана сборной России по футболу как нельзя лучше подходит для описания ситуации, сложившейся с амнистией капиталов. 23 сентября газета “Ведомости” опубликовала статью об изъятии сотрудниками ФСБ из ФНС специальной декларации, поданной в рамках амнистии капиталов, и приобщении её к уголовному делу в качестве доказательства. Несмотря на заверения главы государства и федеральных министров о том, что такое использование специальных деклараций недопустимо и наличие соответствующих положений в законе о добровольном декларировании активов и счетов, суд встал на сторону силовых ведомств и разрешил приобщить спецдекларацию к уголовному делу.

Не названные федеральные чиновники, прокомментировавшие данную новость для СМИ, сказали, что это единичный случай и что специальная декларация была подана в момент, когда уже было заведено уголовное дело. Однако, издание The Bell приводит информацию, которая противоречит заявлениям чиновников. Журналисты из The Bell выявили не менее пяти случаев злоупотреблений полномочиями налоговыми органами и силовыми ведомствами и использовании данных из специальных деклараций для расследований и предъявления претензий без приобщения к делу самих деклараций.

Смежные статьи

Основной риск, связанный с амнистией капиталов, на который указывали многие профессиональные консультанты, был связан с возможной ответственностью по смежным статьям, на которые амнистия не распространяется. К таким статьям относятся мошенничество, легализация доходов, полученных преступным путём, вывод средств за границу по подложным документам, а также ряд других статей. Но именно статьи о мошенничестве, легализации и выводе средств за рубеж инкриминируются Валерию Израйлиту, чью спецдекларацию ФСБ приобщила к уголовному делу. Обвинения по аналогичным статьям предъявлялись также по делу “Вятского Кваса” и делу Группы Компаний “Рольф”. В случае с “Вятским Квасом” также звучали предположения, что в основу обвинений легли данные из специальной декларации.

Театр абсурда

Статья 193.1 УК РФ о выводе денежных средств за рубеж на основании подложных документов стала элементом наивысшего риска для российского бизнеса. Дело в том, что силовые и налоговые органы очень вольно и креативно трактуют понятие “подложные документы”. В деле “Рольфа” подложными документами признали договор купли-продажи имущества между аффилированными компаниями в рамках реструктуризации активов, а в деле “Вятского Кваса” подложными документами было признано решение акционеров о распределении дивидендов.

В случае с Валерием Израйлитом следствие выявило заключенный договор купли-продажи яхты между акционером и подконтрольной ему компанией. Этот договор предполагалось использовать в качестве обоснования для вывода денег за границу, но договор был расторгнут, а сделка купли-продажи не состоялась. Факт расторжения договора и отсутствия платежа по нему не помешал использовать этот договор в качестве обоснования для обвинения в выводе средств за границу на основании подложных документов.

Если раньше было известно о признании подложными понятных и прозрачных корпоративных документов, таких как решения акционеров о распределении дивидендов, то теперь подложным признан расторгнутый договор, по которому не было каких-либо проводок. Такая вольность в трактовках со стороны контролирующих органов ставит в группу риска весь российский бизнес, осуществляющий трансграничные денежные переводы по каким-либо основаниям. Оплату товаров или услуг можно признать выводом денежных средств за границу на основании подложных документов, а дальше бизнесу придётся доказывать обратное. При выдвижении такого рода обвинений на практике начинает действовать презумпция виновности.

Требования FATF

Если обвинения в выводе средств за границу можно признать необоснованными и искать защиты от перегибов российской правовой системы за рубежом, то в случае с другими статьями всё намного сложнее. Российские правоохранительные органы часто используют обвинения в мошенничестве в экономических делах и обоснованность таких обвинений ставится под вопрос иностранными государствами. Но легализация преступных доходов преследуется в соответствии с требованиями FATF.

Неуплата налогов является предикатным преступлением, влекущим за собой последующую легализацию или отмывание денежных средств. Деньги, которые должны были быть уплачены в качестве налогов, но остались на руках у налогоплательщика, приравниваются к доходам, полученным преступным путём. Любое использование таких денежных средств автоматически приравнивается к их легализации. Российское налоговое законодательство в этом вопросе придерживается требований FATF.

Амнистия капиталов освобождала от ответственности за ряд нарушений, включая неуплату налогов. Однако, каждый, кто заявил о факте неуплаты налогов, самостоятельно сообщил налоговым органам о совершении предикатного преступления и косвенно признался в последующей легализации. Далее эта информация может попасть к правоохранительным органам либо в результате утечки, либо при прямой выемке документов силовыми структурами.

Факты использования амнистии капиталов против предпринимателей подрывают доверие к третей волне амнистии. Те, кто поверил государству и подал специальные декларации, понимают, что оказались в зоне риска, поскольку предоставленные им устные гарантии не исполняются. Инвестиционный климат в стране оставляет желать лучшего, а действия правоохранительных органов подрывают его ещё сильнее.

Даже если все обвинения, предъявляемые Валерию Израйлиту и другим бизнесменам обоснованы, механизмы, используемые правоохранительными органами, представляются бизнесу недопустимыми. То же самое касается и дела Майкла Калви, и множества других. К сожалению, преследуя свои краткосрочные цели, правоохранители наносят вред экономике в долгосрочной перспективе, побуждая всё больше представителей бизнеса задумываться об эмиграции.

Читайте также

Подпишитесь на нашу рассылку